© 2017 BooKingSky

  • Vkontakte - Black Circle
  • Instagram - Black Circle
  • Facebook - Black Circle

Krasnodar|nastyacovalec@mail.ru

Мистраль

 


Тому, кто не был несчастным, не о чем писать, Ван Гог. Счастье – это удел коров и коммерсантов. Художник рождается в муках: если ты голоден, унижен, несчастен – благодари бога! Значит, он тебя не оставил! 


Как бы я хотела с такой же жадностью делать свое дело, быть немного сумасшедшей!
Лучше, чем Ирвинг, писать летопись жизни гения, никто не смог бы.


Философия Ван Гога мне недоступна, я могу только издали наблюдать за его муками и его совершенным подходом к делу – позабыв про еду и сон, пройдя тысячи километров в поисках подходящего места, творить нечто такое, что полностью отображает стиль, жизнь, порыв, восприятие.


Он начинал с чтения проповедям чернорожим – добытчикам угля, а закончил душевнобольным, томящимся от жизни, желающим поскорее освободиться от земного существования.
Историю Ван Гога знают все, но почему именно меня она зацепила.


Описание жизни простых рабочих Англии и Голландии того времени: средняя продолжительность жизни – 30 лет, рацион еды – творог, кофе, хлеб. В этих условиях они жаждали учиться, верили в Бога, женились, встречались, продолжали радоваться. Ван Гог ради них отказался от комнаты со всеми удобствами, жил впроголодь, стараясь силами одного человека сгладить несчастья города.

 

Тео, человек, благодаря которому появились Подсолнухи, Едоки картофеля, Звездная ночь, Ирисы, брат Винсента, благодетель, талантливый продавец картин, моя книжная любовь.

 

Встречи художников – Руссо, Гогена, Сёра, Сезанна, Лотрека  в маленьком кафе центра Парижа, страстные речи об искусстве да и вообще та страсть, с которой они жили, творили и умирали. Абсент, сигары и масляные краски.

 

Местечко Арле в Провансе, где дул тот самый ветер мистраль, вызывающий припадки, агрессию и желание отрезать часть себя – главное, чтобы все терзания прекратились.

Долгие часы работы над полотнами.
Нездоровая любовь, желание близкого рядом.
Сочетание киновари с лазурью.
Вся жизнь – как пшеничное поле с воронами.
Смерть.


Я теперь знаю наизусть каждое его полотно.
Восхитительный синтез искусств, сама жизнь, жажда ее – и утоление.

 

Он работал потому, что не мог не работать, потому что работа спасала его от душевных страданий и занимала его ум. Он мог обходиться без жены, без своего гнезда, без детей; мог обходиться без любви, без дружбы, без бодрости и здоровья; мог работать без твердой надежды, без самых простых удобств, без пищи; мог обходиться даже без бога. Но он не мог обойтись без того, что было выше его самого, что было его жизнью - без творческого огня, без силы вдохновения.
 

Please reload

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now